Storossproject.ru

Декор и Мебель
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что делать если вылез кирпич

Можно ли отремонтировать старую печь новыми кирпичами?

Заказать бесплатную консультацию инженера — строителя

Специалисты печного дела едины во мнении, что нет необходимости полностью перекладывать печь, если не возникло хотя бы одного из критических условий:

  • — требуется изменение конструкции топливника в связи с переходом на иной вид топлива;
  • — особенности кладки дымохода наполняют дом едким дымом;
  • — разрушено 50% и более от всей площади кладки.

В остальных случаях вполне достаточно частично разобрать печь и уложить новый материал.

Если Вам понадобилось сложить новую печку для дома или бани, либо отремонтировать старую дровяную или угольную печь из кирпича, необходимо купить печной кирпич с подходящими свойствами. Дело в том, что в печной кладке нельзя применять обычный силикатный или керамический кирпич, используемый для строительства домов. Такой кирпич выдерживает максимум до 800 градусов, тогда как внутри печи жар может достигать 1000 и более пунктов. В условиях повышенных температур обычный строительный кирпич быстро разрушается, печь постепенно разваливается и может стать причиной пожара. Для топочного отделения печей и каминов необходим специальный печной кирпич.

Приступая к частичному ремонту, необходимо аккуратно отделить повреждённые кирпичи и тщательно удалить остатки старого раствора. Не забывайте, что каждый кирпич перед укладкой на раствор необходимо смачивать для лучшего сцепления. Ширина шва должна быть минимальной, а кирпичные блоки – плотно пригнаны друг к другу. Если для экономии используются старые кирпичи, закопчённой стороной их следует повернуть внутрь – во избежание проявления пятен сажи сквозь штукатурку.

Шамотный кирпич.

Шамотным считается кирпич с огнеупорными свойствами – способный выдерживать температуры до 1500-1800 градусов. Его производят из особого сорта тугоплавкой глины методом обжига. По ходу процесса, кирпич приобретает красивый ровный цвет. В зависимости от сырья, он может быть соломенно-жёлтым (шамотный кирпич) или красно-оранжевого цвета. Если кирпич покрыт слюдяной плёнкой или имеет неровный коричневатый оттенок – данная продукция является бракованной, пережжённой. Кирпич для кладки печей нужен с правильной геометрией, гладкими гранями, без сколов и неровностей. Если во время кладки кирпичи не прилегают друг к другу максимально плотно, это повлияет на дальнейшую эксплуатацию, качество тяги, пожаробезопасность.

Печная кладка.

Чтобы пользоваться отопительной конструкцией с удовольствием и комфортом, процесс кладки печи и камина из кирпича также должен быть подчинён определённым правилам:

  • Если закладывается новая печь, не стоит соединять её фундамент с фундаментом дома;
  • Печник должен выверять каждый слой кирпича по уровню;
  • Внутренний ряд кладки нужно делать только из специального огнеупорного материала;
  • Раствор для кладки должен содержать огнеупорную глину или толчёный шамот;
  • Используйте только качественное печное литьё, которое не изменит форму под воздействием высоких температур и не испортит кладку при постоянной эксплуатации.

Правильная печь из кирпича долго хранит тепло, почти в течение суток после протапливания отдавая его в дом. Неправильный выбор кирпича или неквалифицированная кладка приведёт к тому, что раствор в швах будет постепенно раскрашиваться, а сами кирпичные блоки получат повреждения. Хозяевам придется постоянно ремонтировать и подмазывать печь.

Предложения от Блок СПб. Кирпич печной огнеупорный. Подробнее здесь.

«Качество строящегося жилья падает, притом что цены-то растут»: в Казани покупатели судятся с застройщиками из-за протекающих балконов и «гуляющих» окон в новостройках

Все чаще в Казани судьям приходится разбирать споры между застройщиками жилья и покупателями квартир в новостройках. Причиной тому оказываются недостатки, допущенные строителями: плохое утепление, «гуляющие» оконные рамы, протекающие потолки на балконах… При этом, отмечают юристы, чаще всего рискуют нарваться на неприятные сюрпризы те новоселы, которые выбирают жилье экономкласса: при строительстве таких домов застройщик экономит как может, что напрямую отражается на качестве. Проблема может усугубиться в ближайшее время, ведь только весной этого года сильно подорожали стройматериалы.

28-летний Равиль купил квартиру на улице Гареева, 111 в 2017 году, еще на этапе строительства дома, у застройщика «Суварстроит».

— Я получил ключи в апреле 2019 года, задержек по срокам не было, казалось бы, живи и радуйся. Но уже летом того же года во время дождя выявил протечки с потолка и из окон балкона, из-за которых я уже три года не могу сделать ремонт, — возмущается он. — А ведь в 2019-м, сразу же, была написана через управляющую компанию заявка застройщику на устранение протечек. В течение месяца пришли оконщики, замазали герметиком, проблемы с окнами устранили, но крыша продолжила протекать. Написал еще заявку, пришли, что-то делали с кровлей, стало чуть лучше, но проблема так и осталась. С февраля 2020 года, как начал таять снег, опять стал писать застройщику — уже через приложение и чат в «Вотсапе» напрямую. Обещали устранить с потеплением. Но прошло лето, минул год… В 2021-м весной опять начал писать застройщику. Снова пообещали устранить с потеплением, летом пришли оконщики, сказали, надо делать кровлю, пожелали хорошей погоды и… ушли. До сих пор «Суварстроит» мои сообщения игнорирует, видимо, ждет, пока пройдет пять лет и гарантия на квартиру закончится. Решил обратиться к юристу для решения моих проблем. Заказали экспертизу жилого помещения, во время которой вдобавок были найдены нарушения по всем окнам квартиры! И вот я в ожидании суда, потому что иначе, видимо, добиться правды никак!

Глава юридической компании «ЮКОС» Олег Стекольщиков в беседе с корреспондентом «ВК» отметил, что проблема Равиля, увы, не уникальна. В последние годы все больше покупателей новостроек вынуждены искать помощь юристов, поскольку в приобретенных квартирах начинают вылезать серьезные недостатки, а застройщики не спешат их устранять.

Читайте так же:
Чем покрыть старинный кирпич

— Это очень острая проблема, и не только для Казани, наверное, по всей республике такая картина, — говорит Стекольщиков. — Качество строящегося жилья падает, притом что цены-то растут. Конечно, и раньше у нас жилье не все строили качественно. Но еще лет десять назад немногие знали, что по закону имеют право требовать устранения недостатков квартиры, допущенных во время строительства. Люди просто сами пытались сделать ремонт, что-то залатать, исправить. Теперь многие в курсе, что есть пятилетний гарантийный срок, в который застройщик обязан устранить свои недочеты. Другое дело, что застройщики не спешат это делать, при этом все чаще экономят на строительстве домов, особенно экономкласса. Если для элитного или бизнес-класса внутренний контроль более жесткий, то на дома попроще пускают нередко как раз такие материалы, что этот контроль не прошли. Но в последние годы мы начали сталкиваться с обращениями даже покупателей элитного жилья! Например, в одном из недешевых комплексов в Старом Аракчино люди купили дорогущие квартиры с террасами, а там качество — просто жуть. В этих огромных лоджиях обнаружились щели между стенами и простенками, плохое остекление, а заградительные перила вообще не закреплены как положено — по краям, просто снизу дюбелями прикручены. Такие перила могут упасть, проломиться, это настоящая угроза жизни и здоровью. Конечно, люди идут судиться, если застройщик не устраняет недостатки. И таких исков каждый год все больше.

В практике Стекольщикова есть и случаи, когда за помощью приходят всем домом, потому что проблемы проявились у всех новоселов сразу…

— Чаще всего обнаруживаются недостатки по трем критериям: это окна, стены и стяжка, — объяснил корреспонденту «ВК» руководитель компании строительно-технических экспертиз «Стэт» Камиль Сибгатуллин. — Люди жалуются на промерзающие окна, «гуляющие» стыки оконных рам, трескающуюся штукатурку на стенах… Особенно опасны трещины на штукатурке от пола до потолка, потому что они имеют неприятное свойство потом расходиться по всей стене как бы паутинкой. Увы, в новостройках такую картину видим все чаще. Еще нередко встречаем плохую штукатурку в санузлах — плохую до такой степени, что с нее просто осыпается плитка. Много нарушений по стяжке пола, из-за чего она тоже порой идет трещинами. Замечено еще, что недобросовестные застройщики все чаще не делают деформационные швы, а обходятся только их имитацией. Конечно, такие нарушения далеко не каждый покупатель квартиры на глаз определит, это видно специалисту-эксперту. Кстати, вот сейчас пришла осень, потянутся клиенты, у которых текут балконы, таких очень много. Чаще всего причина проста: при строительстве делают очень плохую гидроизоляцию, множество нарушений находим. Еще часто жалуются на холод в квартирах, который оказывается следствием опять-таки недостатков застройки.

К примеру, казанец Никита Сарафанников в сентябре прошлого года купил трехкомнатную квартиру в доме № 59а по улице Гвардейской. Однако радость новоселов (у мужчины жена и двое детей, один из которых — грудничок) была недолгой.

— Сперва начались проблемы с окнами. Они очень сильно продувались, зимой нам пришлось вообще тяжело, в углах окон на стекле даже намерзал лед, — рассказал Сарафанников корреспонденту «ВК». — Я пытался отремонтировать их за свой счет, но мастерам не удавалось существенно исправить недостатки. Дальше — больше: затеяв ремонт, мы обнаружили, что через одну стену буквально видно улицу! Дело в том, что на стыке самой стены и перекрытия дома должен быть проложен специальный жгут, который у нас местами просто отсутствовал.

В итоге новоселы уже в ноябре направили в адрес застройщика письменную претензию.

— После этого к нам приехали сотрудники компании-застройщика, сделали осмотр стены и окон, сказали, надо исправлять, уехали и ничего в итоге не исправили, — жалуется Сарафанников. — Правда, уже зимой присылали рабочих на автовышке, которые со стороны улицы пытались утеплить стену. Получилось у них или нет, я не знаю, сам оценить не могу, но теплее не стало. В детской комнате я поставил обогреватель, так и спасались от холода.

В итоге мужчина обратился к юристу Стекольщикову и по его совету заказал экспертизу, а затем подал на застройщика, АО СЗ «Завод ЖБИ-3», иск в Советский райсуд. При этом еще до подачи иска в ходе сбора документов выяснилось, что проектировщики еще до строительства дома не включили в проект утепление одной из стен! «Забыли, что ли?!» — ломают голову над этим и юрист, и его клиент.

Строительно-техническая экспертиза выявила, что окна не соответствуют принятому сейчас ГОСТу, дверной блок кухни имеет отклонения, тепловизионным обследованием установлено промерзание стен и всех оконных блоков квартиры и пр. Эксперт оценил стоимость устранения найденных нарушений в 272 тысячи рублей.

24 февраля этого года Сарафанников выслал застройщику письменную претензию с просьбой устранить те самые выявленные экспертом недочеты, но этого сделано не было. Поэтому мужчина и обратился в суд. 12 августа тот встал на сторону Сарафанникова, постановив частично удовлетворить его требования: выплатить стоимость устранения выявленных недостатков в квартире в размере 140 тыс. рублей, компенсацию морального вреда в размере 3 тыс. рублей, штраф в размере 81 тыс. рублей и неустойку.

— К чести застройщика, компания сразу перечислила мне эти деньги, — говорит истец. — Их я потрачу на замену оконных блоков и створок — их 5 и 8 единиц соответственно. Но что делать со стеной, я не знаю. Дело в том, что суд назначал и свою строительно-техническую экспертизу и, так как разбирательство шло летом этого года, оценить теплопроводность в квартире эксперт просто не смог…

Читайте так же:
Физико химические показатели кирпича

«Их еще живыми закапывали»: история последней свидетельницы расстрелов в Бабьем Яру Раисы Майстренко

OBOZREVATEL публикует собранные нашей корреспонденткой в разные годы свидетельства спасенных из Бабьего Яра и тех, кто спасал других, рискуя собственной жизнью, когда в Киеве массово уничтожали еврейское население.

С Раисой Майстренко, которой было всего три года, когда она попала в пекло Бабьего Яра и чудом оттуда выбралась, мы познакомились несколько лет назад. Вплоть до своего 80-летия Раиса Вадимовна, известная в Киеве хореограф, руководила ансамблем танца «Оболонь».

«Научитесь, пожалуйста, считать людей»

Хотела наведаться к Майстренко и в нынешнем году, однако сразу в нескольких организациях, которые непосредственно занимаются памятью о Бабьем Яре, сказали: «Что вы, ее уже нет в живых!». Кто-то утверждал: мол, выбравшихся из Яра в Киеве вообще не осталось. Кто-то ссылался на. Википедию: да вот же написано, что жив один-единственный Михаил Сидько (его история спасения и от расстрела, и из сырецкого концлагеря, где над детьми ставили ужасающие опыты, тоже невероятна, и мы обязательно постараемся рассказать ее нашим читателям), его ведь даже в Кнессете награждали – как последнего, кто выжил.

К счастью, мне в голову пришла мысль позвонить в ансамбль. И преемница Раисы Майстренко, нынешняя худрук Анна Минаева, просто опешила: «Как. Господь с вами, жива Раиса Вадимовна! 5 октября возле дома по ул. Саксаганского, 131, где жила она в военные годы, установят памятный камень. Она тоже обещала быть». Точно так же был удивлен сын нашей героини Алексей Майстренко: «Интересно, с чего это все так решили? Да, у мамы не всё в порядке со здоровьем, за ней нужен уход, многое стала забывать. Но мама жива, а значит, есть в Киеве спасшиеся из Бабьего Яра. Даже если кому-то в нашем государстве, может, и хочется, чтобы они поскорее «закончились».

Глупо, неловко и неприятно сообщать людям о том, что их давно «похоронили». А тем, кому такое сообщают, наверняка обидно это слышать. Поэтому всех тех, кто по долгу службы обязан был знать (ну, скажем, накануне 80-летия трагедии поинтересоваться), сколько у нас в стране выживших в Бабьем Яру (чтоб хотя бы на торжественных мероприятиях называть правильную цифру и в тот же израильский Кнессет передать корректные данные), хочу попросить о небольшом одолжении.

Научитесь, пожалуйста, считать людей. В случае с Бабьим Яром это гораздо проще, чем подсчитывать деньги.

К 80-й годовщине памяти по погибшим в Бабьем Яру OBOZREVATEL уже публиковал воспоминания праведницы народов мира Софии Яровой и спасенного Василия Михайловского.

«Фашисты с автоматами гнали колонну пожилых мужчин в одном белье, избитых, окровавленных. «

«Мне было всего три года, когда произошла эта трагедия, – вспоминала Раиса Майстренко. – Жили мы тогда на Саксаганского, 131: я, мама, папа, старший братик Валик, дед Петя (папин отец) и его жена, папина мачеха, бабушка Таня. Отец мой – украинец, Лымарев Вадим, а мама – еврейка Циля Ковкина. Бабушка рассказывала, что мамины родители очень противились этому браку: не хотели отдавать дочку за нееврея, да еще с ребенком от первой жены. Папина первая супруга умерла от чахотки, когда их сыну Валику было всего несколько месяцев. Но мама не послушала и за папу вышла. С родными она общалась, однако к нам они не приходили – вплоть до того страшного дня, 29 сентября 1941 года.

Тогда к нашему дому подъехала подвода, груженая припасами и какими-то вещами, и подошла целая процессия – весь мамин род, человек 18–20: мой дед, Меер Ковкин, решил с семьей уехать в Палестину. «Циля, бери Раечку, ты с нами».

Мама, конечно же, видела эти объявления – о том, куда и когда прийти всем евреям города Киева, – но дедушка Петя ее отговорил: «Не ходи! Мало ли что произойдет в дороге?». Но когда приехал ее отец, мама не посмела его ослушаться, стала собираться. Разлучать меня и братика она даже не думала: мол, если я и Рая в Палестину, то и Валик с нами.

«Не пущу! – будто что-то чувствовал дед Петя. – Циля – наша невестка, часть нашей семьи, да мы себе в жизни не простим, если с ней и детьми что-то случится! Что мы сыну скажем?». Бабушка Таня причитала, просила нас не забирать. В итоге, после долгих споров, старшие решили: Циля и Рая едут в Палестину, а Валика к нам потом привезут, когда мы там устроимся. Бабушка Таня пошла следом за процессией – нас провожать.

Народу было видимо-невидимо! Люди толкали перед собой какие-то тачки, тащили чемоданы и узлы, катили коляски, стариков, которые не могли идти сами, несли на одеялах.

Сейчас говорят, у евреев была возможность эвакуироваться и советская власть им чуть ли не предлагала это сделать, прямо по домам ходила. Не знаю. Бабушка моя такого не помнила, чтоб к маме моей кто-то приходил и предупреждал ее как еврейку и жену красноармейца. И потом, если бы люди знали, какой ад их ждет, разве было бы их тогда так много? Только в первые два дня расстреляли около 36 тысяч! Неужели не эвакуировались бы, если б могли.

Читайте так же:
Сделаем кирпич своими руками

Но тогда никто ни о чем таком не думал. Шли себе и шли. Первая остановка была возле стадиона «Старт» на Куреневке. Помню, мне очень хотелось есть, и я крутилась возле каких-то банок с вареньем, больших, блестящих, с широкими горлышками, обвязанными белой тканью. Очень хотелось открыть и попробовать, но сил было мало, сама не могла. И вдруг какие-то крики, плач, люди побежали вперед – смотреть, что происходит. А там фашисты с автоматами гнали колонну пожилых мужчин в одном белье, избитых, окровавленных. Позже я спрашивала у родных: что это за белые дедушки? Оказалось, киевские раввины. Прежде чем расстрелять в Яру, их жестоко пытали, и они уже точно знали: никакая Палестина нам не светит.

К одному из раввинов из толпы бросилась молодая женщина: «Отец! Отец!» – ее стали оттаскивать, хватать за руки, за волосы, бить. «Да ну что ж вы за нелюди! – возмутилась моя баба Таня. – Может, они видятся в последний раз?». Потом наша колонна вновь тронулась с места, и уже ближе к Яру, возле еврейского кладбища, показались немцы с огромными овчарками и противотанковые ежи, послышались странные и страшные звуки – будто очередь пулеметная. Баба Таня схватила меня на руки, прижала к себе и больше не отпускала, даже мама не смогла меня у нее забрать.

Так мы подошли к месту, где разлучали семьи: мужчин толкали в одну сторону, женщин и детей волокли в другую. Тут уж моя бабушка, необразованная, но очень мудрая женщина, сообразила, что делать – вытащила паспорт и начала им креститься, приговаривая: «Смотрите, я русская! Рус-ска-я!». Это заметил полицай, подбежал, сбил ее прикладом на землю: «Ану цить! Тут усі жиди!». Удар был такой силы, что разбил бабушке плечо. Если бы пришелся на мою голову, размозжил бы точно.

Подошел немец, кивнул на нас: «Юде?». Полицай, правда, плечами пожал: «Каже, шо руська». Немец поднял бабушку за шиворот и из колонны выбросил. Все это время я висела у нее на шее, мамы рядом уже не было.

Обезумев от боли и страха, баба Таня побежала в толпу – и люди расступались, давая дорогу. Никто не остановил, и никто за нами не гнался. Увязалась только какая-то девочка лет 13-ти. Куда бежать, бабушка не понимала: она не киевлянка, из Чернигова, местность знала плохо. Мы спрятались на кладбище среди могил, и баба Таня, обнимая меня и ту чужую девочку, со слезами на глазах приговаривала: «Тише-тише-тише, тише-тише-тише. «.

Так мы просидели до темноты, чтобы никто, не дай Бог, не заметил и не загнал опять в то жуткое место, а потом стали искать дорогу домой. Вскоре девочка сказала, что знает, где живут ее родные, и ушла, а баба Таня со мной на руках побрела домой.

По ее словам, трое суток она была вынуждена сидеть во дворе: меня нельзя было занести в дом. Как только мы переступали порог, я начинала дико кричать и плакать. «Видимо, в это время умирала наша Циля, – говорила бабушка. – Их же, несчастных, недобитыми, живыми еще закапывали. «.

С того дня, как моя неродная баба Таня вынесла меня из ада, началась моя вторая жизнь. «Смотри, Рая, – сказали бабушка с дедушкой. – Навсегда забудь, где ты была и что видела. Забудь слово «юде», ты никогда его не слышала! Не дай тебе Бог где-то сказать, что твоя мама еврейка!». И у меня уже тогда появилась эта мысль: евреем быть опасно. К счастью, нас никто не сдал. Соседи знали национальность моей мамы, но даже не думали отдавать ребенка на верную смерть. А дворник Петр Иваныч, так тот вообще всех спасал, предупреждал об облавах – и мы втроем прятались в подвале: я, душевнобольной дед Аким (он чудом спасся от расстрела, пришел к родным помыться, а в то время больных из Павловки немцы уничтожили) и рыжая голубка. Немцы боялись голубиной почты и запрещали держать голубей, где видели – сразу стреляли или бошки скручивали. Но мы с Валиком нашу гулечку берегли, как зеницу ока.

В это трудно поверить, но даже в то жуткое время я была жизнерадостным ребенком. Меня старшие настроили, что необходимость прятаться – это такая игра: а ну, Рая, спрячься так, чтоб ни один глупый немец не нашел! И я сидела тихо, как мышь, в подвале – за грудой битого кирпича и стекла. Боялась лишь одного – чтобы дед Аким не закричал. Немцы в подвал не заходили – обычно или гранату кинут, или пару очередей в темноту. И нас ни разу не нашли, так хорошо я научилась прятаться! Но до сих пор помню начищенные до блеска немецкие сапоги на лестнице, дуло автомата и яркие вспышки.

А еще помню жуткий голод. Хотя у нас дома все работали, чтобы мы с братом могли выжить. Дед Петя клал печи – он был лучший в Киеве печник, до войны его в Мариинский дворец звали печку ремонтировать. Баба Таня ходила по селам менять какие-то вещи на муку, яйца. Правда, немцы могли подстеречь и всё отобрать, потому она то лесом, то полем шла, лишь бы не быть замеченной. Иногда такие вылазки длились сутки-двое. А сестра ее, баба Фрося, которая тоже с нами жила, шила и штопала людям одежду.

Читайте так же:
Отмывка кирпича от высолов

Знаете, Аня, какой день я запомнила, как самый счастливый? Немцы взорвали хлебозавод, и по улицам города текло тесто! Люди выбегали с мисками, кастрюлями, чтобы этого теста, хоть пополам с землей, но набрать, а у бабы Фроси, как назло, под рукой ничего не оказалось, и до дома далеко: что ты будешь делать? Но она находчивая была: сняла с себя трико, завязала штанины – и давай в трико тесто собирать! Притащила целый «мешок», напекла нам с братом коржиков. Казалось, что ничего вкуснее я не ела.

Под конец оккупации я уже даже в садик ходила – в Железнодорожном районе. Мы устали бояться. Я была беленькая, голубоглазая, на еврейку не похожа, да и фамилия Лымарева не еврейская. Вот нас с братом и отдали в сад. Иногда немцы, видя, как мы играем, подходили и угощали нас маковыми конфетами. Мы конфеты брали: ну, дети есть дети.

Когда наша улица оказалась в запрещенной зоне, мы перебрались на Соломенку к бабушкиным родственницам. Те ютились в малюсенькой квартирке вчетвером, но нас приняли. Помню, идем ночью, даже мы, маленькие, знаем, что за нарушение комендантского часа – расстрел, поэтому стараемся идти как можно тише. Впереди баба Фрося тащит больного деда Акима и успокаивает, чтобы не кричал. Ей так-сяк помогает Валик, который прячет за пазухой нашу голубку. Дальше – дед Петя с тележкой, груженой нехитрыми пожитками, и баба Таня ведет меня за руку.

А потом и из того дома немцы нас погнали, потому что хотели мертвый, пустой город оставить. Пришел, помню, офицер, по-немецки что-то кричит, грозится, кулаком по столу стучит. А переводчик переводит совсем другое: «Чтобы вы сейчас же вон пошли! А в другие двери зашли! Из города не уходить, завтра тут будут наши!» – и тоже бах кулаком по столу! Офицеру это понравилось, он этого парня даже по плечу похлопал: гут, гут! Хорошо, мол, переводишь, правильно.

Мы собрались, вышли, но только не из города отправились, а к себе домой, на Саксаганского. Приходим – а там полный дом народу, соседи тоже вернулись. Дворник изнутри ворота на большой замок запер и говорит: «Чтоб ни под каким предлогом никто со двора носа не высовывал, особенно дети!». На улице началась стрельба, взрывы, крики. Когда утром все улеглось, он открыл ворота, и мы увидели тела немцев, сваленные в кучу, и советский танк, из которого вылез танкист.

«Мать, как на Сталинку проехать?» – спросил он у бабушки Тани, которая держала меня на руках. А потом добавил: «И можно мне. подержать девочку?».

«Папа был тяжело ранен под Сталинградом, долго лечился в госпиталях и. женился на медсестре, которая его выхаживала. Еще не зная, что мамы нет в живых»

Так закончилась оккупация Киева, но не война. Все военные годы дедушка и бабушка искали и не могли найти ответ на вопрос: где же наш папа? До 1945 года он числился пропавшим без вести, никто не знал, жив ли он вообще. Мы ходили в концлагерь на Дарнице – украдкой давали пленным еду, бабушка пыталась что-то узнать о Вадиме Лымареве. Увы, ничего.

И вот после войны открылась правда. Папа был тяжело ранен под Сталинградом, долго лечился в госпиталях и. женился на медсестре, которая его выхаживала. Еще не зная, что моей мамы нет в живых. После войны он привез жену в Киев, но нас с братом в новую семью не забрали. У них родились трое своих детей, а мы так и остались с бабушкой и дедушкой. «.

Татьяну Ивановну Лымареву, спасшую маленькую Раю из Бабьего Яра, признали праведницей народов мира. Не имея своих детей, она всю жизнь посвятила воспитанию неродных внуков.

После школы Раиса Лымарева решила стать фрезеровщицей – узнала, что именно такая профессия была у мамы Цили. Да и помогать семье, приносить в дом какую-то копейку, очень хотела. Однако настоящей мечтой девушки были танцы, и потому она записалась в самодеятельный ансамбль при ДК «Большевик». Руководитель коллектива, известный балетмейстер Леонид Калинин, разглядел в худенькой, маленькой, легкой Раечке талант, и она стала заниматься серьезно. Настолько, что классическому танцу училась у настоящей примы – великой балерины Зинаиды Лурье.

В ансамбле Рая встретила свою судьбу: Валентин Майстренко тоже занимался танцами. И вместе, уже как профессиональная пара, они проработали на сцене больше 20-ти лет, объездив с гастролями все советские республики. Вырастили двоих детей, тоже творческих: сын Алексей – каскадер и актер, дочь Елена – мастер спорта по конному спорту.

«Когда я был маленьким, – однажды сказал Раисе Вадимовне муж, – я видел, как мимо нашего дома шла толпа людей – взрослые, дети. Потом я узнал: это были евреи, и шли они в Бабий Яр». «Возможно, в той толпе были я и моя мама», – призналась Раиса Вадимовна.

Став худруком танцевального ансамбля «Оболонь», она поставила танец, посвященный этой трагедии. «Он называется «Бабий Яр. Детство», – объясняла мне хореограф, – а между собой мы называем его «Менора»: дети на сцене выстроены в форме семисвечника. Такого, как в Бабьем Яру, куда я каждый год хожу, чтобы постоять и подумать – о маме и о всех тех родственниках, которых у меня отняли. «.

Читайте так же:
Станок для гиперпрессованный кирпич

OBOZREVATEL продолжит собирать и публиковать истории спасенных и спасавших.

Что делать, если облицовочный кирпич лопается?

Чтобы выявить причины, по которым трескается облицовочный кирпич, в первую очередь необходимо понять характер и разновидность дефектов, вызывающих разрушение отделочного слоя.

Наиболее распространенным дефектом считаются трещины. Однако не менее серьезной проблемой являются и отстрелы. Они могут быть вызваны как нарушением технологии строительства, так и низким качеством самого материала.

Отстрелы и способы борьбы с ними

Отстрелами («дутиками») называют небольшие воронки и провалы на поверхности кирпича, в центре которых часто расположены небольшие гранулы негашеной извести. Ошибочно их называют сколами, но это неверный термин, поскольку скол имеет механическое происхождение, а отстрелы появляются в результате некачественного измельчения сырья.

Процесс изготовления кирпича включает измельчение глиняной массы. Нередко в ней попадаются частицы извести, которые при плохом перемоле оказываются в готовом изделии. При попадании воды от раствора, осадков или при оттаивании после заморозков негашеная известь вступает с ней в реакцию, а выделяющийся в процессе углекислый газ вызывает отстрелы материала. Это приводит к тому, что поверхность теряет привлекательный внешний вид. Большое же количество таких гранул в структуре может вызвать разрушение всего облицовочного слоя. Обычно отстрелы проявляются после первой зимы.

Для решения данной проблемы существует несколько способов:

  • обработка гидрофобными материалами;
  • ремонт путем замазки дефектов;
  • покрытие лаком;
  • кладка облицовочного слоя с нуля.

Так как причиной отстрелов является низкое качество материала, то при выборе облицовочного кирпича необходимо тщательно осматривать его на предмет наличия комочков извести, а также ознакомиться с документами, подтверждающими, что изделия соответствуют ГОСТ 530-2012.

Трещины

В подавляющем большинстве случаев образование трещин в облицовочном кирпиче свидетельствует о нарушении технологии строительных работ. Обычно их появление вызвано деформацией основания дома, когда фундамент подвергается нагрузкам, превышающим допустимые значения.

В целом причин образования трещин довольно много, поэтому выяснять их нужно исходя из конкретного случая. Например, одной из них может оказаться прокладка инженерных коммуникаций путем подкапывания траншеи под основанием уже возведенного сооружения. Это приводит к провисанию части фундамента и снижению его прочности, а образовавшийся в данном случае прогиб может вызвать в стене разрушающие напряжения.

Трещины на облицовочном кирпиче: причины образования

Появление тонких, так называемых нитевидных или волосяных трещин на облицовочном кирпиче, вероятнее всего, вызвано неравномерной естественной усадкой дома. Здесь нет повода для серьезных волнений, но стоит перестраховаться — установить маяки и начать наблюдать за подвижками. Если они отсутствуют, то дефекты можно закрасить, заделать и забыть о них.

В случае, когда раскрытие трещин увеличивается, причина этого с большей вероятностью кроется в фундаменте, а при его обустройстве без предварительных проектных расчетов в этом не стоит и сомневаться.

Основными ошибками при строительстве, которые ведут к образованию трещин на облицовочном кирпиче, являются:

  • неправильный выбор типа фундамента;
  • недостаточная ширина и малая глубина закладки основания;
  • некачественное или несвоевременное выполнение гидроизоляции фундамента;
  • недостаточное уплотнение или отсутствие песчаной подушки под фундаментом;
  • отсутствие глубинного дренажа при строительстве домов с цокольными этажами;
  • обустройство подвального помещения без соответствующих укрепляющих конструкций;
  • неправильное устройство или отсутствие ливнесточной системы.

Чтобы избавиться от трещин на поверхности из облицовочного кирпича, в первую очередь необходимо устранить причину их образования. Только после этого можно приступать непосредственно к ликвидации щелей.

Способы устранения трещин

На практике облицовочный кирпич чаще всего трескается над и под дверными проемами и окнами, а также по углам домов. Однако вне зависимости от того, где расположены места трещин, перед ремонтными мероприятиями следует измерить их раскрытие. Для ремонта используют цементно-песчаный раствор, замешанный в пропорции 1:2, и монтажную пену. Его технология напрямую зависит от размеров дефекта:

  • 1–5 мм — края трещины аккуратно сбивают молотком или немного подрезают болгаркой, оснащенной диском по бетону. С помощью шпателя щель очищают от песчаных частиц и пыли, а затем увлажняют, например бытовым распылителем. После этого тщательно заполняют зазор раствором как можно глубже.
  • 5–12 мм — также сбивают и подрезают края щели, удаляют мусор и пыль, немного смачивают полость водой и заполняют ее монтажной пеной. После застывания выступающие участки пены удаляют, аккуратно заделывают зазор раствором.
  • 12 мм и более — при условии устранения причин их образования выполняют аналогичный описанным способам ремонт, а после устанавливают дополнительные стягивающие элементы, которые можно изготовить самостоятельно. Перед их монтажом подготавливают штробы, по глубине и ширине соответствующие толщине и ширине стальной полосы, а по ее краям делают отверстия для последующего крепления элемента к стене анкерными болтами. После установки стягивающих пластин штробы и трещины заполняют раствором и выравнивают стену.

Чтобы эффективно устранить трещины на облицовочном кирпиче и не допустить образования новых дефектов, нужно как можно точнее определить причины этого явления. В качестве предупреждающих и профилактических мер рекомендуется не экономить на проектно-технической документации, а также ликвидировать даже незначительные ошибки, которые могут повлиять на надежность и прочность строительных конструкций.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector